?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: психология

Приветствую Вас, Друзъя!

Любимой игрушкой моего детства была Катушка Деревянная ИзПодНиток на веревочке, я ее выгуливала, она мочилась возле качели. Ну, да лужицы делала возле качелей, потом загребала их и укатывалась в песочницу. У Катушки совсем-совсем не было одежды, и, потому, Катушка ничего не носила - это была Катушка- нищенка. Когда на Катушку позарился местный маугли, в виде мальчишки, я ему под глазом расцарапала, а катушка путалась рядом под ногами-подначивала. Потом под Кашпировского на мне молитвы мама отчитывала, как сейчас помню: сидим с Катушкой, а мама нам: "Нехорошо мальчиков бить". Катушка не выдержала и укатилась в комнату, видимо смеялась во обе свои деревянные дырочки. Самыми главными друзьями Катушки были «бычки» от сигарет, она их находила, накатывала на них, а я подбирала и в рот тащила. Мама в таких случаях повторно на мне молитвы отчитывала. Это была Катушка -партизанка . Мама никогда не брала нас с Катушкой в магазин - предпочитала парковать около. Еще бы, чтобы не клянчила. И оно понятно: все дети как дети, кто с паровозиком, кто с куклой ,а эта –лысая, да еще и с катушкой. Чего позориться с такой. Оно бы и явно сердобольными подумалось-бедная девочка. Не объяснишь же взрослому, что катушка- любимая из всех. И Катушка все-все вокруг магазинов пронюхивала и, однажды, она нашла ящик с полугнилыми яблоками и поделилась со мной. Мама вышла, когда я ела катушкины угощения и навкладывала мне уже не молитвами, но я же на мамин вопрос: "Тебя что дома не кормят? Ты где эту дрянь нашла?" выдать заботливую Катушку и сказать ,что это ее не кормят гнилыми яблоками, в коих наблюдалась особая прелесть, не могла. А ведь Катушка, как вы помните, была нищенкой, посему у нее тяга к гнилостности наблюдалась изрядная и пыльная она вечно была после выгулов. Самым досадным было то, что с Катушкой спать нельзя, ведь я мылась, а Катушка была засранкой, поэтому спала она на отдельном диванчике и сопела все в те же деревянные дырочки. Проснешься, бывало, рано утром, высунешь лысую свою голову из кроватки и смотришь : вот она моя Катушка, спит, веревочка спокойно свисает, значит новый день нас ждет.
С уважением, Елена Серпионова



Цветы фото букеты

С одной стороны, город предстает как универсальный символ, архетип, с другой, сам город является местом производства смыслов, создания и функционирования символов.П. Бажов (1884-1950) в одиночку сделал для Урала почти невозможное: он наделил этот край полноценной мифологией, определил основные параметры его истории и праистории, открыл миру его жителей [1]. Исследуя репрезентацию русской ментальности в сказах П.П. Бажова, Е.В. Харитонова пишет, что «ментальный облик уральца характеризуют неодолимое стремление к идеалу красоты, выраженное в желании «показать красоту камня», осознание, что богатство должно обеспечиваться трудовыми усилиями, а также крепость тела и духа, веселость как проявление жизненной позиции» [7]. Исследователь Гурин ставит актуальные вопросы, «как возможен город? Как должно быть устроен мир, человеческое бытие, чтобы город имел смысл и такое большое значение? И сам красиво отвечает на свой вопрос «Город – это место, которое всегда насыщено смыслами, своей историей, знаками и ценностями» [2]. Одним из сильнейших знаков-символов является архетип. Архети́п (от греч. ἀρχήархэ, начало, принцип и греч. τυποςтип, отпечаток, форма, образец)— первоначальная модель, впервые сформированный исконный тип. Это универсальные изначальные врожденные психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного, распознаваемые в нашем опыте и являемые, как правило, в образах. Можно сказать, что – это инстинкты психического [9].

Эти первообразы обнаруживаются в древнейших мифах, религиозной символике, сказах, фольклоре, в других формах коллективного опыта и творчества.   Полагаю, что в мифах, а тем более сказах, можно обнаружить архетип, «дух местности», к которому наиболее восприимчив народ, проживающий на этой территории. Нашему городу потенциально уготовано больше энергий женского начала:

1.                  Женское имя. Исторически город назван в честь женщины, притом женщины великой и яркой, в честь Императрицы – архетипа Королевы.

2.                  Символ соединения противоположностей. Екатеринбург находится на стыке Европы и Азии: соединяет в себе иррациональное Востока и рациональное Запада, соединение противоречий, целостность – это женская миссия и ее смысл.

3.                  Наличие яркого женского архетипа в местном фольклоре.

Исторические источники бессознательных женских символов в нашем регионе отражены и в сказах П.П. Бажова. Можно по-разному относиться к тому, как воспринимал сам Бажов этот город, можно обосновывать, что уральским писателем является М. Сибиряк. Однако бессознательное живет своими законами: ему не важен сам автор сказа, ему важен тот образ, который в сказах транслируется. Отчего же тогда в городских названиях нет станции метро «М. Сибиряка», но есть станция метро «Бажовская»,есть жилой квартал Бажовский, а описанный образ Медной горы хозяйки, оборачивающейся коронованной ящеркой, и по сей день является символом бытия гостя на Урале, в Екатеринбурге? Даже странно думать, что вместо ящерки на кусочке камня будет сидеть печальная Серая Шейка. Бажовские мотивы в городской микротопонимике известны любому старожилу: ресторан «Серебряное копытце», ресторан «Малахит», фонтан «Каменный цветок», ранее концерн «Калина» именовался «Уральские Самоцветы», в интерьерах ТЮЗа есть декоративная скульптура по мотивам Бажова.  Еще одно доказательство живучести архетипических образов сказов Бажова: сегодня наша кондитерская фабрика выпускает подарочную серию конфет «Уральские сказы», стилизованных, опять же, под бажовскую тему.

Почему - то выбраны были именно сказы Бажова, а не созданы конфеты «Приваловские миллионы»? Трудно после этого говорить о том, что в сознании жителей нашего города нет бажовских смыслов: отношение Бажова к городу стерлось и потеряло значение, а отношение самого города к Бажову наделило его характеристиками мифа, приняв его символы и архетипы. Коллективное бессознательное не берет в расчет сознательные доводы: оно выбирает себе образ и верно ему. Другое дело, что эти символы города сознательно утрачиваются: ресторан «Малахит» заменили на «Пожарку»; приезжие гости часто желают посетить место, где «можно отведать непосредственно местной кухни», приходится выкручиваться выбором «Уральских пельменей». Приезжие верят, что Екатеринбург и Урал –место, где много грибов, однако привести гостя насладиться изысками грибной кухни пока некуда. В связи с этим поиски бренда мне представляются удивительными – он есть, он внутри, для него есть все потенциальные возможности: в малахитовом цвете, в возвращении перечисленных важных названий-образов, и, наконец, в женском начале бажовского образа Малахитницы.

Наличие женского начала в мифологии имеет созидательные возможности, возможности творчества и роста. Исследователи отмечают тенденцию к гендерному преобладанию женского образа в сказах Бажова. «Женская манифестация антропоморфных демонологических персонажей позволяют сделать предварительные выводы о наличии гендерной асимметрии в сказах П. П. Бажова. Под гендерной асимметрией понимается «непропорциональная представленность социальных и культурных ролей обоих полов (а также представлений о них) в различных сферах жизни» [Словарь гендерных терминов, 2001, 29]. Мир сверхъестественный позиционирует себя преимущественно как женский. Следовательно, контактирование представителей мира реального с обитателями мира сверхъестественного должно быть охарактеризовано, в частности, с учетом категорий «мужское» и «женское».» [7]. Медной горы хозяйка психологически таит в себе архетип «Ведьмы», -ведьма – это та, кто ведает, т.е. знает и наделена мистической силой (Магини, Волшебницы, Феи, Чародейки, Ведуньи). Ведьма – это положительный архетип, она ведает, знает, охраняет свое знание и делится им с избранными. Она охраняет знание. Представительницы «тайной силы» воспринимаются мужчинами – героями сказов П.П.Бажова – неоднозначно. С одной стороны, встреча с женскими фантастическими персонажами нежелательна, поскольку это существа иной – нечеловеческой, сверхъестественной – природы. С другой стороны, способность представительниц «тайной силы» обретать человеческий облик вынуждает мужчин воспринимать их как женщин. Так, например, Хозяйка Медной горы – владелица земных богатств, демоническое создание; в любом контакте с ней содержится потенциальная опасность. Однако, этот архетип имеет сильнейшие стороны и творческую направленность. Как указывает исследователь Л.А. Мулляр, «в русской фольклорной сказке практически нет примеров свободной и самодостаточной женщины. Исключение составляют «Уральские сказы» П. Бажова, где образ-концепт Госпожи – это Хозяйка Медной горы/Малахитница. Камень, гора символизируют крепость возвышенность, поэтому Хозяйка Медной горы – идеализация величия, превосходства, устремленности вверх - успеха. Созидательный успех сказочной Волшебницы, творящей «из ничего» за одну ночь дворцы, мосты, сады или вмиг меняющей социальную ситуацию, сакрализована: колдовство по сути может быть успехом Волшебницы по делоустроению и судьбоустроению («вещая женка» в русских сказках)» [].

Выделим свойства, признаки, по которым можно отнести этот образ к этому типу: эмоциональная отстраненность, системная интуиция, испытания, дистантное взаимодействие с миром, взаимодействие с животными, волшебные превращения. Ведьма сосредоточена на познании таинств природы и созидании новых смыслов и образов из того, что уже есть в мире. Медной горы хозяйка изначально не только добрая сила. Она же и сила карающая, завлекающая.

Вот, - думает парень, - беда! Как бы только ноги унести, пока не заметила". От стариков он, вишь, слыхал, что Хозяйка эта - малахитница-то - любит над человеком мудровать. Вот она, значит, какая Медной горы Хозяйка!

Худому с ней встретиться - горе, и доброму - радости мало.

«Представительница «тайной силы» из сказов П. П. Бажова - женский фантастический персонаж сверхъестественной природы Хозяйка Медной горы. Она владелица земных богатств, демоническое создание, в любом контакте с которым содержится потенциальная опасность: «Хозяйка эта – Малахитница-то - любит над человеком мудровать»; «Худому с ней встретиться - горе, и доброму - радости мало». Хозяйка Медной горы по-хозяйски непосредственно распоряжается природными богатствами и по-хозяйски прямо управляет своей судьбой - сама ищет себе жениха, поэтому часто заманивает в свои владения молодых мастеров и испытывает их» [1]

Кроме того, Ведьма и помочь может. Особенно молодым девушкам, даровать знание:

Прими-ко, доченька, от меня памятку. Как что забудешь по работе либо трудный случай подойдет, погляди на эту пуговку. Тут тебе ответ и будет. Сказала так-то и ушла. Только ее и видели. С той поры Танюшка и стала мастерицей, а уж в годы входить стала, вовсе невестой глядит. (П. Бажов «Малахитовая шкатулка»)

Каждый архетипический образ обладает тенью – негативной стороной образа ,которые могут и проявляются в визуальных практиках: речевых и образных.

В своей диссертации «Репрезентация гендерной идентичности в визуальной культуре», Г.Н. Певченко обосновывает важное для понимания данной темы положение: «Характерными чертами визуальной культуры современной России выступают изменения тендерной схемы традиционного доминирования в обществе и трансформация тендерных ценностей. Выделяются следующие тенденции трансформации тендерных ролей и их представления в визуальной культуре современной России: тендерная поляризация; неотрадиционализм, (заключающиеся в воспроизведении традиционных тендерных образцов, дискриминационных отношений между мужчиной и женщиной); появление новых моделей тендерных эталонов (продвижение эгалитарных представлений о мужчине и женщине, рекрутирование гомосексуальной идентичности), которые оказываются пока маргинальными для основного русла репрезентаций» [3].

 Архетипы, имея положительную и отрицательную сторону, могут делать жизнь более насыщенной, либо захватывать личность активизируя ее теневую сторону. Тень образа Ведьмы – Мещанка. Это суеверная сплетница и балаболка, глухая эмоционально и интеллектуально, обесценивающая истинное знание, отрицающая его существование. Насыщенность городского пространства теневым архетипом велико и выражено в тенденции «глупая блондинка», которая стремится иметь множество вещей и отрицающая знаниевое постижение. Это молодая, жизнерадостная девушка, не обремененная семьей и работой. Главные ее занятия – уход за собой и забота о своей привлекательности, завоевание новых поклонников, отдых на вечеринках, свидания, покупки, болтовня с подругами.

Соглано И.Чегловой, существуют женские перевертыши мужских архетипов например, женский перевертыш мужского архетипа Шут – перевертыш, женщина-мужчина. Пример тому – Бабка-Синюшка из бажовского сказа. В этом образе качества мужчины-женщины сплавлены и переплетены, все в полутонах и увертках. Миссия этого архетипа – проявление потаенных истинных свойств человеческой души, мистическое конечное воздаяние. Но это мужская функция [8]. Сегодня очевидным становится гендерное смещение ролей: инфантильные мужчины, конкурирующие женщины. Визуальное пространство города своими рекламными символами и предпочтениями актуализирует, тренирует эту динамику смещения. Ярким символом являются рекламы, в которых мужчина активно побеждается женщиной, ее физическими или духовными характеристиками. Я хочу назвать эти визуальные тенденции «образы неестественной конкуренции». Они могут быть как чисто визуальными, например, по схеме следования линии трамвая по улице 8 Марта на бетонном заборе у строящейся станции метро «Бажовская» увидите плакат, на котором изображена смелая женщина-байкер, а за нею, на заднем «женском месте», перепуганный мужчина. Однако это не все скрытые тенденции поролевого смешения. В вербальной форме оно тоже выражено: салон красоты «Афина Паллада» ,страховое общество «Афина» -богиня войны и ярчайший представитель архетипа Воительница. Таким женщинам нравится атмосфера сосредоточенного и напряженного достижения цели, ей нравится сотрудничать с мужчинами, ее интересует их конкретный и логический ум, имеет разнообразные интересы и стремится всегда быть лучшей или хотя бы равной. Особого внимания заслуживает магазин мужской одежды «Пеплос». Пеплосом называли женскую одежду. Пеплос (др.-греч. πέπλος, πέπλον, лат. peplum, букв. «покров»)или пеплум в Древней Греции и Древнем РимеVIII по II в. до н.э.)— женская верхняя одежда из легкой ткани в складках, без рукавов, надевавшаяся поверх туники. Салон красоты «Адонис» - это бог-мужчина. В целом, есть тенденция к выбору мистических названий, отражающих ипостаси женского архетипа: «Галатея» салон ногтевого сервиса, салон «Саломея» - Саломея, героиня мифа, потребовавшая по легенде убить мужчину и принести ей его голову. Однако истинные потенции этого образа глубоки и неосознаваемы. Сегодня «потерялся символический смысл убийства как жертвоприношения, ведущего к трансформации. В мифе возрождение следует за смертью, однако в нашей сверхматериалыюи культуре существует всего одна смерть. Где-то на этой длинной временной шкале победа над драконом стала всего лишь актом убийства, так и не превратившись в средство трансформации» [4]. За убийством должно последовать новое психологическое рождение: за мертвой водой – живая. Вместе с тем по-прежнему остается непреложным тот факт, что маскулинность, связанная с традиционной патриархальностью, воспринимает появление женственности как угрозу. Таким образом, основная задача для появления свободных партнерских творческих отношений состоит в избавлении маскулинности от патриархального страха перед женственностью. И такое же насильственное внедрение женственности в рамки патриархальной традиции создает из сформированной этой традицией маскулинности своего первого врага [4].

Таким образом, можно сделать выводы, намечающие пути исследования, открывающие возможности творческого поиска. В визуальном и вербальном пространстве нашего города есть тенденции проявления в большей степени женских архетипов:

1.                  Екатеринбург носит в себе потенции преимущественно женских образов, он исторически восприимчив к архетипам Волшебницы и Ведьмы. Однако все чаще проявляются его теневые стороны. Тенденция к замещению гендерных (половых) ролей проявляется в визуальных и вербальных образах видимого городского пространства, однако в основе лежат опасные трансформации архитипического, невидимого женского образа.

2.                  Истинно архитипическое женское пространство не есть подчиняющийся образ, истинная женственность не предполагает своей конкуренции с мужчиной, но и не позволяет ему насильственно доминировать. Возможно поэтому, не прижился в Екатеринбруге навязанный в пространство мужской символ, например, пресловутая телебашня у Цирка? Важно понимать, что на этапе переосмысления женского и мужского Зрелый мужчина и Зрелая женщина нового времени будут соединяться не из-за стремления к объединению противоположностей, а из-за объединяющей их человечности. На мой взгляд, насильственные мифологемы «против кого дружить будем» не найдут продолжения в Екатеринбурге: он живет синтезом, а не анализом, соединением, а не противопоставлением.

3.                  Отрыв от корней рода губителен. Не вижу смысла в поиске бренда города – она уже есть и действует подсознательно: им –символам, архетипам и духу местности не важно, какого писателя мы связываем с Екатеринбургом, он просто есть, несмотря на. Предлагаю вернуть некоторые ключевые точки, которые были отражены в прежней городской микротопонимике и акцентировать их современными способами.

Архетипы Анимы у мужчин

Да-да, Юнг. Неплохую метафору предложил. Напомню,что согласно Юнгу, у каждого из нас есть некое колективное бессознательное, именуемое -архетипами. Кому интересно -можно пошарить в Сетке подробнее. Я сегодня об Аниме -Анима-это женский архетип внутри мужчины, соответвенно - Анимус - это мужское внтури женщины - бессознательная, женская сторона личности мужчины; персонифицируется в сновидениях образами женщин, варьируя от проститутки и совратительницы до духовного проводника (Мудрости) Эти архетипы развиваются, имеют относительно устойчивые стадии и через эти стадии возможно нечто открыть для себя.«В мужском сознании существует коллективный образ женщины, с помощью которого он постигает женскую природу», — пишет Юнг. — Каждая мать и каждая возлюбленная становится воплощением этого вечно присутствующего и не имеющего возраста образа, который соответствует глубочайшей реальности человека».О развитии Анимы у мужчины можно судить по тому, как он относится к женщинам.Архетипическая анима проявляется в четырех главных образах, которые мужчина проецирует на женщин.

Стадии развития Анимы у мужчины.

1. ЕВА - на этой стадии женщина привлекает, соблазняет,по мнению оных авторов-"чисто биологичесоке начало руковдит мужчиной", в его сознании она коварна, ненадежна, чертовски обольстительна, женщина притягивает и отталкивает одновременно. Бывает так, что мужчина,вне зависимости от возраста паспортного, фиксируется на этой стадии и тогда, женщина отсается в его сознании опасной, но притягательной и часто такие мужчины в красивой женщине видят стерву первосортную, могут избегать красивых женщин. Ну вообще, черт знает что могут. Кароче , мысль мужчины,что "все беды от женщины"

2. ПРИНЦЕССА - женщина красива, притягательна, совершенна, но она не рядом, она где-то. она может быть нереальна и быть плодом лишь его фантазий. На этом этапе реальная женщина- это всегда объект завоевания. Мужчина стремится завоевывать свою Принцессу и, конечно, как только создание несчастное завоевано, то надобность в нем пропадает. Такого мужчину подсознательно часто привлекают недостпуные женщины, например, замужние или те,у кого есть мужчина. если на этой стадии мужчина женится и тем более, он на не фиксируется, то он продолжает искать новых принцесс,а жена становится монстром, Кощщем из сказки, который является лишь препятствием на пути к Прекрасной Незнакомке.
Для этой стадии характерно такое поведение,когда в отношениях с одной женщиной у мужчины наступает сложный период, то он склонен начинать флиртовать с другими в поисках утешения,понимания и поддержки.
Бывает так, что жена "дожидается", когда ее муж переходит на следующую стадию. И тогда он может прийти и преклонить колени перед ее Мудростью и Терпением.

3. ДЕВА-МАРИЯ - это образ женщины, который по ценотси своей соответвует образу матери. На этой стадии мужчина боготворит свою реальную женщину. Он не смеет оскорблять ее и видит Истинную Красоту женщины. Он не противопоставляет ее Принцессам, не сравнивает, не указывает на то,что "ни одна из моих ...тра-ляля" . На этой стадии мужчина способен быть верным реальной женщине. Это этап , где составялющие сексуального- эрос и биология (Антерос), страсть и романтизм обьединяются.

4. СОФИЯ - мужчина видит в женщине, в женских стратегия отношения к миру Мудрость,а не только Красоту и эта мудрость начинает приниматься им и проявляться в его поступках. "Утихомириваются" тут они)Когда пробуждается София, мужчине больше не надо доказывать миру.что он мужчина: т.е. он работает, творит,создает, но не для того.чтобы превзойти и удивить мир своей потенцией,а живет в радости и благости ,на которую спобная женщина изначально.Некоторые авторы пишут, что эта ступень крайне редко достигается в душевном развитии современного мужчины.


Все метафора, и это метафора, но через нее можно посмотреть на свою жизнь..почему бы и нет